|
|
|
Популярное за неделю:
Что изменится в работе ПВТ после вступления в силу декрета № 4
С 1 января наша ИТ–сфера работает по новым правилам.

Декрет президента № 4 внес изменения и дополнения в Декрет № 12 «О Парке высоких технологий» от 2005 года. Перемены в этой стремительно развивающейся сфере назревали давно. Что же изменяется? И в каком направлении будет развиваться ПВТ в ближайшее время? Об этом «СБ» рассказал его директор Валерий Цепкало.

— Валерий Вильямович, одно из нововведений декрета — деятельность компаний–резидентов расширяется за счет новых наукоемких направлений. О чем речь?

— Да, видов деятельности действительно станет больше, но они все равно остаются в сфере нашей основной специализации — информационно–коммуникационных технологий. Например, появилась возможность проектировать различные приборы, микросхемы. Созданные на их основе программно–аппаратные комплексы можно будет реализовывать как свои собственные. Однако материального производства в ПВТ по–прежнему не будет. То есть принцип нашей работы остается неизменным: парк будет заниматься только тем, что производится умом, а не руками. Иными словами, у нас исключительно интеллектуальное производство... В целом же изменения были нужны, ведь за девять лет индустрия информационных технологий поменялась и у нас, и в мире. Некоторые наши компании выросли в серьезные международные корпорации и завоевали авторитет на мировой арене. В результате многие заказчики хотят привлекать их в качестве консультантов в вопросе, как при помощи информационных технологий улучшить бизнес–процессы на предприятии и сделать его работу более эффективной. Мы ввели ИТ–консультирование в качестве дополнительного вида деятельности компаний парка. Еще одно направление — тестирование, или контроль над качеством программного продукта, разработанного другой компанией. По сути, и бизнес–консультирование, и тестирование разрешались и раньше, но лишь когда они были элементом разработки программного обеспечения. Например, Microsoft разработала программное обеспечение для серверной платформы и хочет его проверить на надежность, устойчивость к различным нагрузкам, различным DoS–атакам. Серьезный контракт на миллионы долларов. Наши компании прежде не могли участвовать в таких проектах, сейчас возможность появилась.

— На что сегодня выгодно делать ставку в сфере информационных технологий?

— Сейчас активно развиваются игровая индустрия и приложения для мобильных телефонов и планшетов. Кроме того, тенденция в сфере ИТ — уход в умные вещи. Как, например, Google–очки. Вообще–то направлений развития высоких технологий в мире очень много — это и биотехнологии, и науки о жизни, и фармацевтика, и альтернативные источники энергии, а также нанотехнологии и новые материалы. Но Беларусь — страна небольшая. И если мы будем заниматься всеми этими сферами, станем в лучшем случае «середнячками». А вероятнее всего аутсайдерами. Чтобы стать мировыми лидерами, надо концентрировать усилия — интеллектуальные, организационные, финансовые — на одном, максимум двух прорывных направлениях. Тогда мы действительно вырвемся вперед. Посмотрите на опыт других стран. Успех сопутствовал тем из них, кто сумел создать некую критическую массу специалистов в одной области. Скажем, знаменитая Кремниевая долина в США — это информационно–коммуникационные технологии. Бостонский кластер или «исследовательский треугольник Северной Каролины» «заточены» под биотехнологии. Так же и в других сферах. Например, мощный автомобильный кластер сложился в Баварии, где расположены концерны Mercedes, BMW, Audi. В северной Италии, в Милане возник мировой центр по дизайну одежды и обуви, под Парижем — по исследованиям и разработке косметики и парфюмерии. Для Беларуси главным направлением становятся информационные технологии. Во–первых, из всех высокотехнологичных отраслей здесь мы имеем самый серьезный задел. В прошлом году по экспорту компьютерных программ на душу населения мы обошли США и Индию, а по доле индустрии программного обеспечения в ВВП занимаем второе место в регионе стран Европы, Средней Азии и Ближнего Востока после Израиля. Во–вторых, в отличие от других хай–тек–направлений эта индустрия практически не требует затрат из бюджета. Белорусский ПВТ развивается без бюджетного финансирования.

— Уже не первый год обсуждается идея открытия университета при Парке высоких технологий...

— Мы сосредоточились сейчас на развитии образовательного центра. Наш основной приоритет — подготовка кадров, ведь основной ресурс в Беларуси — это люди. Мы отдаем себе отчет, что у нас есть немало тех, кто, скажем, после экономического университета не может получить работу по специальности. Поэтому предоставляем для них возможность получить еще одну — востребованную и хорошо оплачиваемую либо через образовательный центр ПВТ, либо прямо на базе некоторых компаний–резидентов ПВТ. В свое время нас впечатлил опыт Израиля, куда из СССР приехало около миллиона человек. Это были люди разных профессий — обычные инженеры, бухгалтеры, педагоги, врачи... Вопреки бытующему мнению, хай–тек–специалистов из различных советских КБ и академических институтов среди них было совсем не много — чуть более одного процента. Структура экономики этой страны была в основном сельскохозяйственной. И вот американец Джон Брайс при поддержке правительства решил превратить страну, где доминировали кибуцы, в высокотехнологическую, способную обеспечить работой любое количество эмигрантов. И создал в Израиле образовательный центр, где начал переобучать бывших советских граждан сначала под потребности единственной американской компании Motorola, но постепенно в Израиль стали приходить и другие ИТ–компании. В итоге переподготовку в таких центрах прошли около полумиллиона человек. Набравшись опыта в крупных международных корпорациях, израильтяне стали создавать и собственные хай–тек–компании, на основе которых выросла мощная ИТ–индустрия этой страны.

— Очевидно, что центр развития технологий у нас в Минске. А как дела с регионами?

— Мы идем туда, где есть университеты. В конечном счете этими городами, пожалуй, и будет ограничено присутствие Парка высоких технологий. Сейчас в стране серьезные льготы предоставлены тем, кто хочет разместить производство в малых населенных пунктах. Это очень правильно, но у нас есть возможность работать преимущественно в областных центрах, где мы планируем развивать филиалы парка. Например, уже принято решение открыть первый филиал администрации ПВТ в Гродно, где в региональном масштабе мы будем делать «слепок» того, что сейчас делаем в национальном. Ориентируемся прежде всего на желание руководителей развивать инновационный потенциал своего региона. Гродненская область проявила такую инициативу первой, предоставив под будущий филиал ПВТ ряд зданий бывшего погранотряда в исторической части города. Планируем постепенно двигаться и в другие города. Нам важно, чтобы за интересной высокооплачиваемой работой людям не нужно было обязательно ехать в Минск.

— С одной стороны, как вы говорите, наш главный ресурс — человеческий. Но с другой — он небезграничен. Тем более что сегодня немало вопросов к системе школьного образования, особенно в части точных наук.

— Эта проблема существует везде. В США только за время президентства Обамы были три инициативы по поддержке естественно-научного образования, например, через создание общественных государственных фондов. Принцип такой: те, кто идет на юристов или экономистов, платят за учебу сами, а будущие инженеры получают гранты. При всем уважении к профессии юриста, журналиста, психолога, социолога и другим, основа экономической мощи государства все–таки зависит от людей с инженерно–техническим образованием. Если их работа будет престижной и высокооплачиваемой, то выиграют все — и юристы, и экономисты, и международники... Но, конечно, особняком стоит профессия педагога. Надо возвращать престиж этой профессии, серьезно поднимать оплату труда, если мы не хотим со временем скатиться в разряд стран третьего мира. Мы пока еще живем инерцией Советского Союза. И заключается она в том, что, воспитывая детей, родители по–прежнему ориентируют их на получение образования как на предпосылку потенциального успеха в жизни. Вот эту готовность молодых людей учиться мы и используем для развития парка. Видим, какая замечательная у нас молодежь, способная и получать новые знания, и впоследствии решать задачи самой высокой сложности.

— Какие планы у ПВТ на этот год?

— Мы не можем сказать, что завтра у нас появится еще одна Wargaming (World of Tanks) или Viber. Мы не можем предвидеть появление таких компаний. Но мы можем и должны создавать «экосистему», в которой они могут появиться. Поэтому ближайшие планы у нас — поддержка молодых компаний, которые хотят создавать свой продукт. Речь и о защите прав интеллектуальной собственности, и о помощи в поиске венчурного финансирования, инфраструктурной поддержке. Поэтому мы строим бизнес–инкубатор, который начнет работать с февраля. В мае–июне на его базе планируем провести крупную международную конференцию для начинающих ИТ–компаний — стартапов. Пройдет совсем немного времени, и именно эти компании будут определять лицо новой экономики Беларуси.

      
  

Ольга Пасияк, «Советская Белоруссия»


Опубликовано: 10:14 - 9.01.2015
Комментарии









Реклама


Календарь
март 2017
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс  
      1 2 3 4 5  
  6 7 8 9 10 11 12  
  13 14 15 16 17 18 19  
  20 21 22 23 24 25 26  
  27 28 29 30 31      
Голосование
У вас есть блог?
8.3%
Активный блогер
6.0%
Пишу иногда
4.8%
Участвую в обсуждениях
13.1%
Слежу за другими
54.8%
Нет времени на ерунду
13.1%
Что это такое?
Голосовать Всего голосов (84)
© 2007-2015